Москва:
+7 (495) 775-02-02
Бесплатный звонок по России:
8 (800) 555-02-02
рассчитать тариф
 

17 Июн 2015

Решением совета директоров Кирилл Власов назначен генеральным директором STS Logistics.

Решением совета директоров Кирилл Власов назначен генеральным директором STS Logistics. 12 июня, в праздничный день, новый глава компании, как и обещал, рассказал «Логирусу» о необходимости перемен, отсутствии гениальных управленцев в логистике, необходимости доказывать свою правоту, а также о том, зачем нужно много работать.

О необходимости изменений

– Почему совет директоров принял решение назначить именно вас генеральным директором?

– Хороший вопрос! Но, на мой взгляд, вопрос прежде всего заключается в том, почему в принципе изменения потребовались. А они потребовались потому, что в кризис всегда правильно проводить оптимизацию, отказываться от каких-то расходов, и, собственно, мы по этому пути шли и продолжаем идти. Если мы по этому пути идем, то, с точки зрения естественной науки, мы начинаем применять оптимизационные методы, чтобы, например, повышать эффективность работы людей на складах или еще что-то. Такой путь имеет право на существование.

Я, безусловно, буду его продолжать, но помимо применения таких методов существуют, с моей точки зрения, еще и другие пути – более короткие и приводящие к более эффективным результатам. Поскольку я в отрасли уже достаточно давно, то эти пути вижу и, наверное, попробую кроме естественных методов повышения эффективности и производительности труда, сокращения затрат, увеличения объемов продаж и еще каких-то вещей, преследовать те же самые цели, попытавшись найти более короткий путь их достижения.

Назрела необходимость изменений, была предложена моя кандидатура как человека, во-первых, из отрасли; во-вторых, человека, глубоко вовлеченного в бизнес, ну и, в-третьих, человека, у которого есть время, возможности и желание что-то поменять в компании, которая мне не безразлична.

О поисках сильного человека

– Сергей Перминов проработал генеральным директором всего год. Что помешало совету директоров принять такое решение год назад? Тогда ваша кандидатура рассматривалась или нет?

– Тогда такой вопрос, наверное, не рассматривался потому, что на тот момент нам казалось правильным найти просто хорошего управленца, который сможет взять достаточно большую компанию в руки и правильно ее продвигать с точки зрения общих принципов управления. Казалось, что просто найти сильного человека со стороны – это самый лучший путь.

Как любит говорить один из членов нашего совета директоров, к сожалению, логистика не родила гениальных управленцев. Наверное, с этим можно согласиться (смеется). Ну нет у нас каких-то таких ярко выраженных лидеров, а все самые известные люди, у кого есть потенциал, обычно из других отраслей – так уж получилось. И я в этом случае тоже не исключение, кстати.

Поэтому мы, отсмотрев достаточно большое количество людей из логистики, расширили круг поиска, и нам показалось, что Сергей Максимович – это самый лучший кандидат на позицию генерального директора. Более того, я и сейчас его считаю успешным директором, а многое  из того, что он делал, абсолютно правильным. И все его направления работы я тоже буду продолжать. Просто кроме этого я вижу еще несколько других направлений, которыми тоже буду заниматься.

– Вы хотите сказать, что, не случись на дворе кризиса, Перминов, возможно, остался бы директором?

– Говорить в сослагательном наклонении всегда очень легко, но трудно смоделировать ситуацию, как бы она могла сложиться… Я не знаю. Я знаю только то, что случилось. И оно случилось вот так.

О личной жизни и «жизненном» времени

– Какие изменения в вашу жизнь привнесет назначение на эту должность? Что означает для вас «быть генеральным директором»?

– Для меня лично это означает только то, что до моего назначения на эту должность я мог себе позволить работать четыре часа в день, жить за городом, ездить в Москву не каждый день, то есть достаточно спокойный и комфортный образ жизни. Сейчас же я буду работать минимум двенадцать часов в сутки и практически не буду видеть свою семью. Наверное, это самые главные изменения в моей жизни.

– Как новое назначение отразится на возможности принимать участие в деятельности отраслевых профессиональных организаций, в частности, на работе в «Деловой России»? Или это, наоборот, станет плюсом?

– С одной стороны, это для меня как было, так и будет оставаться плюсом, потому что участие в деятельности профессиональных организаций открывает очень широкие перспективы бизнес-общения, связи, интересные возможности. С другой стороны, в силу того, что я, безусловно, буду фокусироваться на работе в компании, уделять этому все свое не только свободное, а вообще все «жизненное» время, очевидно, мои возможности в других сферах резко уменьшатся.

О первых шагах директора

– Какими будут ваши первые шаги в должности генерального директора? Несмотря на намерение продолжать политику Сергея Перминова, у вас есть собственный взгляд на сложившуюся ситуацию. Предпримете ли вы сразу какие-то шаги, которые не были сделаны раньше?

– Какие-то шаги, которые не были предприняты раньше, безусловно, будут. С другой стороны, предполагаю, что чего-то кардинального я, конечно, не буду делать. То есть я не буду увольнять половину персонала, в два раза сокращать зарплату и еще что-то. Все шаги будут эволюционными. Что все мои шаги будут поддержаны советом директоров, я тоже отнюдь не уверен, потому что, чтобы быть уверенным, нужно сначала их предложить и услышать предложения членов совета директоров. У каждого из них свое мнение, и все мы независимые и достаточно устоявшиеся люди со своей точкой зрения.

О личном факторе

– Бывает такое, когда клиенты идут к известному им человеку. Человеку, которому доверяют, у которого сложилась определенная положительная репутация. Сейчас, после назначения нового директора, усилится приток клиентов в компанию, или кто-то из них, наоборот, уйдет? Будут какие-то потери-приобретения, или это вообще не играет никакой роли, на ваш взгляд?

– Это, безусловно, играет роль, и достаточно существенную. Вы абсолютно правы: личне связи важны, иногда клиенты идут за человеком, а не за компанией. Правильно строить бизнес так, чтобы именно компания являлась брендом, который притягивает клиентов, а не какой-то человек. В этом смысле я, конечно, тоже буду строить систему управления так, чтобы она работала надежно вне зависимости от того, какой конкретно человек находится на какой должности.

Но, как я уже сказал, личного фактора никто не отменял. В профессиональной среде я более 20 лет. У меня достаточно широкий круг связей, включая клиентов. И я очень надеюсь, что, в том числе и поэтому, клиентов у нас прибавится, а объем работы с существующими клиентами возрастет.

О доказательстве правоты

– ФТС и бизнес-сообщество согласовали позиции по поправкам к проекту Таможенного кодекса ЕАЭС в части солидарной ответственности таможенного представителя и импортера. Должен ли, на ваш взгляд, брокер нести солидарную ответственность с клиентом после выпуска товаров, то есть платить доначисленные таможенные пошлины?

– В этом вопросе у меня совершенно однозначная и последовательная позиция – безусловно, должен. Являясь таможенным представителем, мы принимаем участие в очень большом количестве выпусков товаров. Допустим, состоялся какой-то выпуск товара, который потом был подвергнут сомнению – таможня доначислила пошлины, и обязанность их заплатить лежит не только на владельце груза, но и на том таможенном представителе, который осуществлял выпуск и допустил ошибку. С моей точки зрения, это правильно, это обоюдная ответственность, просто нужно четко понимать, действительно ли эта ответственность наступила.

К сожалению, сейчас тяжелые времена не только у бизнеса, но и у государства, которое иногда в лице своих госчиновников просто выполняет свой план по сборам путем доначисления пошлин за события, которые состоялись три года назад. Делают они это довольно жестко, поэтому, конечно, здесь судебные прецеденты имеют место, в том числе и у нашей компании. Мы тоже в суде отстаиваем свою точку зрения, и у нас это, как правило, получается. Просто тяжело доказывать, что ты прав.

– И достаточно долго…

– Это долго. Это трудно. Это отвлекает временные, людские ресурсы. Самое печальное – то, что ты сделал, было правильно. И ты это доказываешь сейчас, когда совсем другое время. Сейчас каждый человек на счету, каждый его рабочий час нужен компании. Поэтому отвлекаться на эту борьбу тяжело.

О завидном монопольном состоянии

– 13 июня вступает в силу распоряжение Евразийского межправительственного совета об обеспечении непрерывного действия Конвенции МДП на территории ЕАЭС. Для вашей компании это важно?

– Да, важно. Конвенция МДП – это международное соглашение, в которое Россия как страна вступила достаточно давно. Эта система успешно работает, существенно повышает эффективность перевозок, нет необходимости на каждом таможенном посту вскрывать и досматривать груз. Очевидно, возобновление работы с книжками МДП – это благо.

То, что российская таможенная служба позволила себе в одностороннем порядке «объявить войну» всему миру, перестав выполнять обязательства по Конвенции МДП, с моей точки зрения, является абсолютным произволом. Ибо ФТС как государственная структура находится в таком завидном монопольном состоянии, когда она, грубо говоря, может наплевать на мнение всего мира и никак не пострадать при этом. Бизнес несет очень существенные убытки из-за простоев транспорта на границе, необходимости оформлять дополнительные документы на партии грузов просто из-за чьего-то решения, что с сегодняшнего дня вдруг книжки МДП приниматься не будут. Таможня не отвечает за свои действия. Я считаю возобновление действия в России Конвенции МДП благом.

О неразумно дорогих деньгах

– Какие из санкций – те, которые ввели иностранные государства, или антисанкции, введенные правительством России, – больше отразились на российском логистическом рынке?

– И те, и другие отразились достаточно серьезно и негативно. Во-первых, если мы говорим про санкции, то для нас помимо сложной общеэкономической ситуации, включая падение курса рубля, понижение цены нефти, состояние экономики и прочее, самое главное влияние санкций – невозможность разумного кредитования. Деньги стали неразумно дорогими, а чтобы запускать новые проектные решения, необходимо финансирование, причем долгосрочное – на год-полтора. Сейчас возможность «поднять» проектное финансирование затруднена, поэтому здесь стало хуже.

Что касается российских антисанкций, то, с моей точки зрения, это позиция ребенка, который говорит: «Назло маме уши отморожу». В результате объем, например, международных перевозок из Европы упал в целом процентов на 50, особенно это коснулось рефрижераторных перевозок. Помимо повышения конкуренции на внутренних перевозках среди внутрироссийских перевозчиков в кризис к ним добавились международные, часть их транспорта перешла на внутрироссийские маршруты.

В итоге мы имеем коллапс в автомобильной отрасли. У большинства крупных владельцев парков сейчас эти парки наполовину заморожены, а ведь необходимость платить лизинговые платежи никто не отменял. То есть те компании, у которых были активы, сейчас переживают крайне трудные времена. Логистические операторы не имеют основных средств, все наши основные средства – это стеллажи, WMS (система управления складом), люди, процессы. У нас каких-то серьезных инфраструктурных инвестиций нет. Компании с инфраструктурными инвестициями при падении спроса испытывают очень большие проблемы, потому что эти активы становятся невостребованными и не генерируют выручку, а расходы на содержание остаются. Вот им, конечно, очень тяжело.

О том, как приятно быть большим

– Можно ли утверждать, что операторы складского рынка сейчас находятся в одинаковой ситуации? Или тем компаниям, которые на рынке давно и успели себя зарекомендовать, оказывая качественный сервис, все же легче?

– Все в равном положении не бывают никогда. Всегда кто-то сильнее, кто-то – слабее, кто-то уверенно себя чувствует. Когда у тебя уже есть хорошо отлаженный бизнес-процесс, когда у тебя есть предыдущий опыт, когда у тебя есть масштаб работы, когда у тебя есть перспективы, тебе всегда легче заключить сто первый крупный операционный контракт, чем первый. Это всегда было, есть и будет. Поэтому очевидно, что сильные компании, с хорошей финансовой поддержкой всегда себя лучше чувствуют на рынке. Приятно быть большим, это правда.

О желании не жалеть себя

– Сегодня второй день, как вы стали генеральным директором. Что бы вам сейчас, в начале пути, хотелось пожелать себе лично, своей компании и российской логистике?

– Себе я, безусловно, желаю… Не только себе, но и своей команде я желаю не жалеть себя. Сейчас такое время, когда можно говорить про общую лодку, про то, что нужно грести, – это все понятно. Но, наверное, в первую очередь, это должен быть естественный выбор каждого человека. Причем, выбор этот человек должен сделать не из-за давления извне или со стороны компании. Это должен быть свой собственный свободный выбор много работать, чтобы победить. Сейчас как раз то самое время, когда этот выбор надо сделать.

Когда все хорошо, когда всем комфортно, можно работать чуть больше или чуть меньше, чуть меньше или больше заработать, и это такая свободная позиция, комфортная, неторопливая. Когда наступают трудные времена, каждому необходимо принять это решение внутри себя, что я это буду делать. Если люди правильно понимают необходимость этой задачи, то они объединяются и достигают сверхрезультатов. И, собственно, это тот путь, по которому я всегда иду.


Возврат к списку


Войти / Зарегистрироваться

This content comes from a hidden element on this page.

The inline option preserves bound JavaScript events and changes, and it puts the content back where it came from when it is closed.